ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ

Углеродные кредиты: торговля выбросами парниковых газов

март 09, 2023
ВЕРНУТЬСЯ В БЛОГ

Любому, кто хоть немного интересуется финансовым рынком, хорошо известно, что это очень разнообразный мир, где можно торговать практически чем угодно — даже правом на загрязнение окружающей среды! Это называется “углеродные кредиты” — для промышленных предприятий они как глоток свежего воздуха.

Содержание:

Вот уже на протяжении многих лет мы слышим всё больше тревожных сообщений о критическом уровне загрязнения воздуха, и по мере постоянного усовершенствования измерительных приборов и увеличения базы данных проблема роста выбросов углекислого газа становится всё более очевидной.

Хотя многие до сих пор ведут споры о роли человеческой деятельности в изменении климата, Киотский протокол, Парижское соглашение и недавний саммит COP-27 в Египте свидетельствуют о том, что в мире всё же достигнут определённый консенсус о вреде выбросов парниковых газов. В то же время глобальная консолидация усилий для решения экологических проблем вызвала у многих опасения по поводу стабильности промышленного и экономического роста в мире.

Радикальное сокращение выбросов диоксида углерода требует немалых жертв, что, в свою очередь, отражается как на текущей экономике, так и на её перспективах. Это не тот риск, на который с лёгкостью были готовы пойти главы большинства стран. Поэтому они добавили к заключённым соглашениям некоторые лазейки, в частности это выдача квот на выбросы CO2 и торговля этими “углеродными кредитами”.

История углеродных кредитов

Идею торговли углеродными кредитами впервые предложил экономист Рональд Коуз в 60-е годы прошлого века. Он считал, что экономисты должны сосредоточиться на анализе реальных рынков. Так, знаменитая теорема Коуза гласит, что возможность торговли внешними эффектами приводит к наиболее эффективным результатам. Отчасти благодаря этой работе в 1991 году Коуз удостоился Нобелевской премии по экономике.

Внешние эффекты подразумевают выгоды для одного участника экономики и издержки для другого, не согласного с такой ситуацией. Это важный момент, поскольку загрязнение воздуха — наиболее яркий пример внешнего эффекта.

Данная концепция лежит в основе Киотского протокола, а также Парижского соглашения 2015 года. Идея заключается в том, что если определить допустимый объём выбросов в год и позволить промышленным предприятиям торговать этими квотами, то загрязнение окружающей среды в результате их деятельности будет некритичным — более того, оно станет учитываться в ценообразовании.

Однако, как оказалось, не так-то просто привлечь все страны к исполнению принятых соглашений, при этом Европа проявляет наибольшую приверженность плану.

Как устроены углеродные кредиты

Международные организации распределяют так называемые углеродные кредиты между странами исходя из ожидаемого объёма выбросов для каждой из них. Затем установленные квоты распределяются на внутреннем рынке. Идея заключается в том, что экологически ориентированные предприятия снизят свои выбросы. Соответственно, у них образуются излишки, которые можно будет перепродавать другим компаниям. В результате у предприятий с бо́льшим объёмом выбросов будут более высокие издержки, и это даст конкурентное преимущество тем, чей углеродный след меньше.

Как осуществляется торговля нереализованными квотами?

Первоначально эти квоты торговались на внебиржевом рынке (англ. Over The Counter, или OTC). Однако через несколько лет они стали доступны на различных квазибиржах, а затем Межконтинентальная биржа (англ. Intercontinental Exchange, или ICE) выпустила свои официальные фьючерсы на углеродные кредиты (EUA). Каждая единица этих контрактов представляет собой метрическую тонну выбросов CO2 или эквивалентного газа, а размер фьючерса равняется тысяче таких единиц/тонн.

Проблемы в применении на практике

На бумаге идея выглядела неплохо, но на практике эти квоты оказались слишком высокими, и большинство компаний без труда смогли соблюсти установленные лимиты.

Возможность отслеживания цены на ICE окончательно поставила крест на изначальном плане. Когда страны начали публиковать данные о нереализованных квотах, стало очевидно, что на рынке образовался избыток продавцов. Поскольку все пытались избавиться от своих излишков, продажа стала невозможна, то есть рынок был практически неликвиден. Начался массовый отток спекулянтов, в отсутствие которых ликвидность окончательно иссякла. В результате цены на квоты упали ещё ниже и актив полностью обвалился.

Давайте рассмотрим эту ситуацию с точки зрения трейдера. Мы видим растущее количество компаний, желающих продать свои квоты, тогда как спрос на них резко снизился — вместе с ценами на углеродные кредиты. Неудивительно, что при низкой стоимости квот на выбросы углекислого газа компании были готовы потратить чуть больше, чтобы сохранить прежний уровень выбросов или даже увеличить их объёмы.

Таким образом, мы в очередной раз убедились, что невидимая рука рынка — это сила, с которой нужно всегда считаться. В некотором смысле провал этой политики можно объяснить принципиальной несостоятельностью плановой экономики. Попытки установить контроль над экономическими результатами методом тщательных расчётов напоминают ту самую ловушку, в которую попали СССР и многие другие социалистические страны.

Рынок углеродных кредитов в наши дни

На сегодняшний день рынок углеродных кредитов претерпел большие изменения. До 2020 года уровень допустимых выбросов ежегодно сокращался на 1,74%, а в рамках обновлённой программы борьбы с климатическими изменениями темп сокращения допустимых выбросов ускорился до 2,2%.

Этот принцип аналогичен тому, как центральные банки регулируют денежную массу. Когда инфляция начинает ускоряться, они ужесточают политику процентных ставок, что, в свою очередь, уменьшает количество денег в обращении и снижает инфляцию.

Новые учреждения

С января 2019 года начало функционировать новое учреждение для контроля за рынком выбросов парниковых газов. Это MSR (англ. Market Stability Reserve, или “Резерв стабильности рынка”). Он выступает в роли маркет-мейкера, выводя с рынка излишки нереализованных квот. Кроме того, покупка избыточных квот на выбросы повышает ликвидность рынка.

Поначалу цена фьючерсов EUA от ICE колебалась в районе €3–7, однако после решения Европарламента о создании MSR в 2019 году цена резко пошла вверх — в первую очередь за счёт компаний, на которые приходится бо́льшая часть выбросов углекислого газа. Они бросились покупать эти фьючерсы со сроком истечения вплоть до 2025 года, чтобы успеть приобрести как можно больше до вступления в силу новых правил. Такой повышенный интерес заставил присоединиться и другие компании.

На момент написания статьи цена фьючерсов на углеродные кредиты находится на практически рекордном уровне 95. Неужто перед нами первый сегмент рынка, где директивное вмешательство правительства приводит к положительным результатам? Время покажет.

Стань профессиональным трейдером с RESSFUND

Надеемся, вам понравилась эта статья.

Проверьте свои навыки, сдав экзамен RESSFUND. Это отборочное тестирование, в ходе которого трейдеры могут продемонстрировать свои способности, чтобы получить финансирование и стать профессиональными трейдерами. Прошедшие отбор кандидаты получают капитал в управление от проп-трейдинговой компании и оставляют себе 50% прибыли от торговли на полностью финансируемом счёте. Не упустите эту возможность! Свяжитесь с нами, чтобы узнать больше о нашей программе. Сделайте первый шаг к карьере проп-трейдера в России сегодня!

ПОХОЖИЕ ПОСТЫ

© Copyrights 2023-2024 RESSFUND®
Весь контент, публикуемый и распространяемый компанией RESSFUND и её аффилированными лицами (далее совместно именуемыми «Компания»), стоит рассматривать исключительно в качестве ознакомительной информации. Информация, предоставляемая Компанией или содержащаяся здесь, ни при каких условиях не является (а) инвестиционной рекомендацией, (б) предложением о или призывом к покупке или продаже, (в) рекомендацией, одобрением или продвижением какой-либо ценной бумаги, компании или фонда. Содержащиеся здесь проп-трейдинг компании отзывы могут не соответствовать опыту вакансии других клиентов или пользователей и не являются гарантией доходности или успеха в будущем.

Торговля фьючерсами и валютой сопряжена с высоким уровнем риска и подходит не каждому инвестору. Инвестор может потерять все первоначальные вложения и даже больше. Рисковый капитал – это деньги, которые можно потерять без угрозы для своей финансовой безопасности или привычного образа жизни. Для торговли следует использовать только рисковый капитал, и лишь те, кто располагает достаточным рисковым капиталом, могут рассматривать торговлю в качестве потенциальной деятельности. Это не призыв и не предложение покупать или продавать фьючерсы, опционы или валюту. Доходность в прошлом не всегда является показателем будущих результатов.

Правило CFTC 4.41: Показатели Гипотетической или Смоделированной доходности имеют ограниченное применение. В отличие от отчётов о фактической доходности, смоделированные показатели не являются результатом реальной торговли. Кроме того, поскольку сделки не исполняются в действительности, их результаты могут быть основаны на переоценённом или недооценённом влиянии определённых рыночных факторов, таких как дефицит ликвидности. К тому же, как правило, симуляторы торговли разрабатываются на основе преимущества ретроспективного анализа. Нет никаких гарантий, что на любом счёте будут или могут быть достигнуты показатели прибыли или убытка, аналогичные полученным в симуляторе.
ВОЙТИ



Этот сайт собирает сookie-файлы. Продолжая использование сайта, Вы даете свое согласие на сбор и использование сookie-файлов и других данных в соответствии с Политикой конфиденциальности Согласен